Новые приключения русских в Португалии и Марокко

 

 

ПОРТУГАЛИЯ

Зачем люди путешествуют? Зачем вот уже 7 лет каждую весну мы собираем чемодан и, вместо посевной  на даче, летим в неизведанные страны.

Осмотр архитектурных изысков и вековых древностей? Испытание себя

нехожеными дорогами? Элементарное человеческое любопытство?

Однозначно, что не просто так набрасываются на плечи чужеземные одежды

и примеряются маски. Неосознанно идет поиск новых красочных одеяний своему собственному внутреннему миру.

Пересекая границу, освободиться от балласта всего знакомого, привычного и с лёгкостью, с которой покупаются невиданные

доселе шляпки, облачиться в причудливые правила иного бытия – вот истинный смысл любого путешествия. И именно это, по прибытии, добавляет загадочности взгляду,новизны улыбке и яркости мыслям.

 

Вы всегда можете отличить людей, улетающих из размеренного бытия, и других, вернувшихся. Эти странники окружены не только диковинными сувенирами, но и загадочным ореолом новизны.

И жаль туристов, которые передвигают по странам только себя и собственный чемодан.

 

27 апреля 2010

В 10.00 выехали из Питера. Всё как обычно. Прощались с Родиной (коньяк, вино). Всю дорогу ели. Это нервное. Кажется, что если ты не дома, то еду нужно будет добывать с луком и стрелами, поэтому надо сделать некоторый запас.

В Хельсинки приехали рано, в аэропорту пусто, людей нет, самолётов не видно. Появился страх, под названием «вулкан». Но паника оказалась ложной, вылетели с небольшим опозданием. Но…вылетели. Первый из четырех перелётов начался. Мы пристегнули ремни своих кресел и отдались потоку зовущей к себе романтики. А она начинается с того момента, как  родная земля начинает уходить из-под ног. Что там впереди? Как оно сложится? Что найду, а что потеряю?

В Париже нас встретила сотрудница турфирмы Атлас Диана. Сопроводила в отель, расположенный тут же в аэропорту Шарль де Голь, сиcтемы Ibis.

Отель на очень слабенькие 2 звезды: всё обшарпанное и дешевое. Хотели отпраздновать прибытие в Париж, но сил не было: на Родине было 3 часа ночи.

Утром обычный континентальный «буфет». Вместо кофе из автомата вытекала странная жидкость цвета беж. Мы были разочарованы. Но пришла негритянка и засыпала в автомат кофе. Жизнь, кажется, налаживается. В ажиотаже перехода на другие языки Ольга спрашивала, «как будет мерси по французски»

Во дворе отеля цвела декоративная вишня, вся усыпанная розовыми цветами. С тихим шорохом с неё падали лепестки и, казалось, идет розовый  снег. Мы, с восторгом дикарей из северных стран, осыпали себя этими лепестками, фотографировались на фоне и вдыхали аромат цветов. Но тут

пришел негр с метлой и порушил всю нашу романтику, собрал лепестки в кучу и смел их в мусорную корзину. Вот так в жизни всегда…

Отлёт в Порто (Порту по-португальски) прошел очень организовано, сказывалась сложившаяся  годами команда. Аэропорт Шарль де Голь огромен, целый город, по форме, если смотреть сверху, напоминает силуэт гитары. По её периметру располагаются терминалы 2А, 2В… И всё это 2-х этажное, с переплетением мостов, дорог и подземных переходов.

Итак, мы в Порту. Сразу попали в объятья жары, солнца и голубого неба. Уже хорошо. Встретил гид Андрей, русский паренёк, приехавший в Португалию из Мурманских краёв много лет назад по какой-то загадочной причине, да так и оставшийся здесь, видимо навсегда. Португалия ему нравится. Мне бы тоже после Мурманска понравился даже Мозамбик.

 

 

Сначала Андрей нам не показался, посыпались возмущенные предложения, срочно звонить в Атлас и требовать замены гида. Андрей принял нас, видимо, за шопниц, приехавших затовариться и заодно бросить взгляд на Португалию. Речь его была для нас странной, примитивной и резала ухо. Очень жаль, что Мамро не подготовил его к встрече с нами.

Сразу же из самолёта мы отправились на экскурсию по городу Порту. Причем начало в головах не отложилось совсем. Слышалось недовольное бурчание, «зачем мы сюда приехали, что здесь смотреть». Старая гвардия молчала, зная по опыту, что это эффект ретрансляции в другой мир. Нам здесь всё чуждо, всё не так, как у нас. Надо привыкать и впитывать в себя эту жизнь, это солнце,

эту архитектуру. А пока мы здесь чужие, на этом празднике жизни.

А вообще, Порту – это наш город. Он как Питер с Москвой, всё время соперничает с Лиссабоном за первенство, за право называться столицей.

Причем, как и мы, «северной столицей». Но в отличие от нас, в Порту есть портвейн. Однако, вопреки своему названию, портвейн не является  национальным напитком и всегда был вином для иностранцев. При этом только вино из города Порту и произведенное в долине реки Доуру, может называться портвейном. Кстати, в нашей стране это никогда никого не останавливало ( вспомните 777, «Кавказ» и т.д.).

Со смотровой площадки открывается вид на пригород Вила-Нова-ди-Гая,он весь пестрит вывесками компаний, производящих портвейн.

«Sandtman»,«Barros», «Ferreira», «Сalem», «Forrester» -вот лишь

несколько, из 70 обосновавшихся в городе.

Портвейн делается только из винограда, выращенного на террасных склонах долины Доуру. Дело в том, что почвы здесь состоят из сланцевых пород, содержащих влагу и накапливающих днём тепло, а ночью, отдающих его винограду.

На время сбора винограда этот район закрывают, чтобы нельзя было ни ввезти левый товар, ни нелегально вывезти. Контроль за виноградом очень жесткий, качество вина контролируется институтом вина в Порту.

Мы тоже проконтролировали его качество. Для этого нас привезли на склады фирмы Graham’s,где показали и рассказали всё про портвейн  и его производство. Количество бочек впечатлило, но не испугало.

 

 

Для русских – это не масштаб. В дубовых бочках портвейн выдерживается 2-3 года. А некоторые сорта – 50 лет. Именно от срока выдержки и зависит качество и вкусовые особенности портвейна. При изготовлении сухого портвейна ферментация идет неделю, полусладкого – 3 дня.

Среди красных вин выделяются рубиновые (ruby)-сладкие, имеющие фруктовый привкус, желтовато-коричневые (tawny) – более старые, полусухие или сладкие. Портвейн aged tawny держится в бочках более шести лет и разливают по бутылкам, смешивая вино разных лет.

Особые ценители «вина из Порту» предпочитают «vintage».Для его изготовления идет лишь 5 % самого лучшего вина, которое смешивают, собирая с разных виноградников, но обязательно урожая одного, наиболее удачного  года. Его выдерживают 2 года, затем отправляют на экспертизу, потом разливают в бутылки и выдерживают не менее 10 лет. Бывает и 20 и 30.

Нигде, кроме России, портвейн не пьют во время еды.

К портвейну подают соленые орешки, если пьют до еды и шоколад и кофе, если после.

 

Мы пробовали портвейн вместо еды. Но пробовали, как того требуют правила дегустации: вначале немного отпить, подержать во рту, дабы почувствовать его вкус, а уж потом медленно глотать. Когда глотаешь, вкус должен меняться. Чем больше раз он меняется, тем лучше вино.

В общем, о портвейне всё. Впечатление неизгладимое, но были и другие.

Нас поразили расписные изразцы, которыми здесь украшается всё: на глазурованных табличках – номера домов и названия улиц, изразцы обрамляют окна и двери, служат вывесками и просто украшениями на стенах, а то и покрывают целые фасады.

Самые известные изразцовые панно на вокзале Сан-Бенту в Порту.

Эти расписные изразцы называют «азулежу», по арабски – полированные камушки. Арабы их и принесли в Португалию. Но португалы пошли дальше, они стали изображать не только орнамент, но и целые картины на библейские сюжеты, картины истории. Особенно это было важно при очень высокой неграмотности населения. Так они изучали историю.

Одно такое панно украшает ст. метро Белорусская в Москве, его подарил лиссабонский муниципалитет нашей столице к её 850-летию.

Ещё одно из сильных впечатлений Порту – это его мосты через Доуру. Их пять.

 

Самый старый из них – элегантный железнодорожный мост Понти-ди-Дона-Мария-Пия ( мост Королевы Марии Пия)- был сооружен знаменитым французом Гюставом Эйфелем. Он нависает над рекой на высоте 60 метров.

Другой мост соорудил ассистент Эйфеля уже на высоте 68 м – Понти-ди-Дон-Луиш 1(мост Короля Луиша 1) и имеет двухъярусную проезжую часть. Самый западный бетонный мост Понти –ди-Аррабида – был построен в 1963году.

 

 

Проплывая под этими мостами, мы вспомнили старинную русскую традицию

и под каждым из мостов выпили за дружбу, которая нас объединяет, как эти мосты ( хорошо, что это происходило после дегустации и у нас было…) Причем пили за дружбу 5 раз в одну сторону и пять – обратно. Англичане,сидевшие рядом, нас не понимали, у них нет

такой старинной английской традиции. Нам их было искренне жаль, но что поделаешь, дикие люди.

 

Ещё одно впечатление Порту – старый город. Здесь крутые узенькие улочки часто переходят в лестницы, над головой полощется бельё на манер национальных флагов, а пяти-шести этажные дома стоят так близко друг к другу, что, кажется, соприкасаются балконами.

В районе кафедрального собора  эти кварталы называются Байрру-да-Се

Се – это значит кафедральный собор. Он впечатляет своей серо-свинцовой громадой, которая нависает над городом с вершины холма. Его начал строить ещё первый епископ города Угу и строил его как церковь-крепость,на всякий случай.

Потом этот собор столько раз перестраивали, что забыли, в каком стиле начали это делать. Самая дорогая деталь собора – алтарь, на сооружение которого пошло 800 кг серебра.

Странно, что он до сих пор цел и невредим.

 

 

И конечно, какая же Португалия без Дона Педро!

Он стоит в центре города. И мы, не вникая в подробности, что это за Педро, зачем он здесь и почему, сразу полюбили его как  родного. Чем-то до боли знакомым  он нам показался на чужбине, может напомнил Педро из Бразилии. А может это был Педру 1 Жуан, незаконнорожденный сын, которого португальцы сделали престолонаследником назло испанцам, которые метили на это место своего человека. Этот самый Жуан 1 женился на Филиппе Ланкастер и укрепил союз с Англией. Интересы страны для него были важнее личных. С него и началась в стране Авишская династия, которая длилась ни много, ни мало – 2 века.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Долго ли коротко, а день клонился к закату и пора было собираться на фадо, или, как его еще называют, португальский блюз. В Португалии довольно много ресторанов, в которых по вечерам проходят представления фадо. Андрей провел нас какими-то узкими улочками в одно из таких заведений. Нас ждали, столы были уже накрыты.

Сначала аперитив – белый портвейн, он более сухой и не такой сладкий, потом закуски, сыр, рыбный соус и что-то ещё. Знаменитой трески попробовать не удалось, но какая-то рыба была. Когда мы насытились, притушили свет, на небольшую площадку вышли  гитарист, человек с португальской мандолиной и женщина в черных одеждах.

Пела она с большим чувством и печалью, даже немного с упрёком, мол что же ты …Ясно, что поет о любви, причем о не очень счастливой. Голос сильный, иногда переходящий на крик. Потом пела ещё одна женщина и мужчина не очень высокого роста. И всё это очень проникновенно, с тоской. С непривычки всё это странно для нас. Это не похоже на обычную ресторанную музыку, пока звучит песня, никто не ест и не разговаривает, местные тихо подпевают, классические фадо каждый португалец знает наизусть.

 

Фадо — больше чем гимн: у португальцев наворачиваются на глаза слезы, выражение лиц становится торжественно отрешенным, хотя могли бы и приесться за столько веков одни и те же песнопения.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Первый день окончился. Он был бесконечным, полным впечатлений и казалось, впереди ещё так много всего…

 

29 апреля 2010.  Уже в привычном режиме: завтрак, погрузка в автобус и вперёд за новыми впечатлениями.

 

 

У нашего гида «интересная» манера преподнесения информации. Вот, например,

сейчас мы едем в «колыбель нации» — крепость Гимарайнш. Самое время рассказать что-нибудь из истории Португалии, что-то о португальских королях и о самом главном Альфонсу Энрикеше( по нашему, Альфонсу Генриховиче). Андрей же начинает воздействовать на наши вкусовые рецепторы.Очень подробно расписывает состав португальских пироженых,в лицах показывает, как это вкусно. У всех начинается обильное слюноотделение, а как известно, без еды – это очень вредно. После этого он перебрасывается на португальский кофе, рекламирует фабрику Дельта. Главное, на упаковке найти красный треугольник, и блаженство вам обеспечено.Через пол часа таких речей мы уже хотим только кофе с пирожеными и нам глубоко … всё равно какие были короли и где они родились. В это самое время мы прибываем в город Брагу.

Это самый север Португалии, главный город провинции Минью, резиденция епископа и оплот каталицизма в стране ( его ещё называют «португальским Римом»)

Главная достопримечательность Браги – кафедральный собор ( как я уже отмечала, по – португальски- это Се), 12 век. Во дворе собора – Капела-душ-Рейш («капелла королей») – место погребения родителей основателя государства Альфонсу Энрикеше I : папы-Генриха Бургундского и мамы-Терезы. Поскольку мы только приехали в Португалию, но ещё не въехали в тему королей и истории, наши люди без особой печали на лице осмотрели могилы, а главное внимание уделили цветнику Жардин-ди-Санта-Барбара.

Вот уже шёл третий день нашей поездки, а мы ещё ни разу не занимались шопингом.

Для женщин, сами понимаете, это тяжелое испытание. И вот в Браге критическая масса желания превысила необходимость соблюдать приличия. В группе стали пропадать люди.

Хотя Андрей ни на минуту не выпускал нас из своего поля зрения. Но большой опыт предыдущих поездок  не пропал даром: вот ты как бы есть, а вот тебя уже нет, а через некоторое время, главное не переборщить, ты опять на месте. И никто не успел испугаться. Слегка утолив голод и жажду небольшими покупочками, мы временно успокоились.

 

Следующая наша цель – знаменитая церковь Бон-Жезуш-ду-Монти, в 5 км от Браги, самое популярное в стране место поломничества и самая впечатляющая святыня Португалии.

Впечатляет не сама церковь, а ведущий к ней подъем. Построить такую гигантскую барочную (ударение на «о») лестницу на высоту 564 м к существующей скромной церкви 15 века, задумал епископ Браги в 1722году,видимо очень хотел войти в историю. И вошел как епископ Браги, но имя его почему-то не называют. Нет, не об этом он мечтал!

Подъем на гору разбит на 3 части. В самом низу зигзагами по склону ведёт лестница Крестного пути с часовнями, символизирующими 14 остановок Христа.

Мы сделали только одну, но какую…

Эта часть должна была воссоздавать библейские места и дать возможность тем людям, кто не может побывать в Палестине, приобщиться к христианским святыням.

Далее начинается лестница Пяти Чувств, которые изображены в виде статуй и источников-фонтанов

Меня интересовало такое чувство, как зрение. Может видеть буду лучше. А кто-то активно мыл уши из фонтана «Слух». В общем,во всю  верили в чудо.

И далее последняя верхняя часть – такая же аллегорическая лестница Трёх  Добродетелей.

У нас набралось только две.

 

 

Каждая статуя, каждый барельеф, и даже каждый фонтан на ней имеют определенный смысл.

Недаром это место именуют «чудом света». Паломники идут сюда пешком за десятки километров. Некоторые преодолевают подъем на коленях.

Мы же пошли совсем другим путём. Мы заехали на гору на автобусе, а потом пешком спустились

Для ленивых туристов есть фуникулёр, причем самый экологичный, работает на воде

И вот мы опять в пути.

Следующая наша цель – крепость Гимарайнш.

Для меня это место было окутано какой-то тайной и магией цифр. В Португалии 3 города, которые в разное время были столицами государства или, по крайней мере, центрами, где оно зарождалось: Гимарайнш, Коимбра, Лиссабон. И на Руси были 3 таких города: Москва, Киев и Владимир. Теперешняя столица Португалии Лиссабон стоит на семи холмах, так и Москва стоит на семи холмах. И уж самое интересное то, что в 1147г. Альфонсу Энрикеш отвоевал у мавров Лиссабон, ставший после Коимбры столицей, так ведь этот же год мы отмечаем как дату основания Москвы Юрием Долгоруким.  Чувствуете влияние космоса и связь пространства!

Так что не посетить это место мы просто не могли.

Пока мы ехали в крепость, Андрей в своей излюбленной манере перечислял марки португальских вин, которые следует пить. Это конечно же зелёные вина, которые производят только в провинции Минью, их крепость 9-11град.: Casal Garsia (перед употреблением охладить), Serra de

Estrela, Ceigu de Montega  и др. Потом подробно – как это закусывать масляными сырами (в белой тряпочке). Следующие вина 12-13 град.: Vinio de Meso, затем Muskatel – 16 град и наконец водка из винограда  —  Agvardgento (Агвардженто).

В её замечательном действии мы убедились во время фадо в Порто, когда хозяин взялся лечить от простуды Татьяну. Правда он это обставлял как что-то жуткое, что не всякий человек может выдержать. Почему-то запрещал нюхать, боясь, что после этого Татьяна не будет пить. Я назло ему понюхала, мне понравилось и я сделала блаженное лицо.

Хозяин растерялся и принёс мне тоже виноградной агвардженто. Я долго её нюхала, чмокала, пробовала на язык и наконец выпила. После чего окончательно протрезвела. Вот такая у них водка. Ну да ладно о материальном, пора подумать о возвышенном.

 

Мы тем временем прибыли в Гаймаранш. В нем-то и крестили первого короля Португалии.

Точнее, в крепости Каштелу-ди-Сан-Мигель. А ещё точнее в романской часовне Сан-Мигель, которая находится на территории крепости. Вот тут-то Андрей и поведал нам обо  всех интригах португальского двора.

В  начале 8 века на Пиренеи вторглись арабы (это мы за неделю должны были запомнить очень хорошо). Они не смогли покорить только северную часть полуострова, а там появились два королевства ( не вдаемся в подробности, как) – Леон и Кастилия. Они-то и начали реконкисту – освободительное движение против арабского владычества.

В 12 веке королем Лиона был Альфонсо V1. У короля в то время служил венгерский рыцарь Генрих Бургундский, которому Альфонсо за освобождение Толедо от мавров дал в жены побочную дочь Терезу

( чего жалеть-то, ведь побочная). Ну и Генрих особо не ломался, ведь в придачу к дочери дали ещё поместье с центром в Порту. На другом берегу от Порту был построен посёлок Кале (калос-прекрасный). Всё это место стали называть Портукале. Т.о. Генрих Бургундский стал первым графом Портукале или Португалии.

И вот у этого Генриха с Терезой родился сын Альфонсу Энрикеш. В это время Альфонсу V1 уже умер и началась возня за престол, в которой не участвовал только очень ленивый родственник. В конце-концов у власти встала Тереза до совершеннолетия Альфонсу. Но Альфонсу был не так прост и в 11 лет он выступает против матери на стороне архиепископа Браги. Мать изгоняет обоих из страны, а сама  отвлекается на любовь с графом Фернанду Перешем. Это была её стратегическая ошибка. Альфонсу исполняется 14 лет, он производит себя в рыцари, собирает войско и идет войной на мать.

В Битве при Гаймаранше он одерживает победу над войском матери и берёт её в плен.

Ей он говорит «Мама, ну зачем вы так, я же предупреждал». А он и правда предупреждал, он говорил «Мама, не надо!». Короче, маму Альфонсу ссылает навечно в Лионский монастырь. Вот такая история у этого места.  (Ремарки Андрея сохранены)

 

Крепость Сан –Мигель одна из старейших в Португалии. Она построена в Х веке по приказу графине Мумадонны (Каково!). Граф Бургундский устроил в этой крепости свою резиденцию. Внутренняя отделка крепости не дожила до наших дней, однако, и башни и стены в отличном состоянии

 

Как и во многих португальских крепостях, дорожки на крепостных стенах и лестницы не имеют ограждений, поэтому ходить по ним надо с особой осторожностью. Невнимательность грозит падением на камни с высоты 5-8 метров. Что имел ввиду Андрей, когда объявил, «а теперь попрыгаем по башенкам». Какая-то зловещая задумка у него была.

И Татьяна о-о-очень осторожна, она использует все подручные средства, чтобы остаться живой, в том числе и плакат «Опасность», а вот Лида беспечна и не думает об опасности. Чем всё это кончится? Кто из них прав?

 

Второй день в Португалии заканчивается и нам пора искать место для ночевки.

Создается такое впечатление, что мы смотрели только соборы, крепости и монастыри. Это не совсем так: мы ходили по улицам городов, в которых бывали, мы общались с людьми, мы впитывали атмосферу страны, иначе почему после возвращения многие сказали, «Португалия — моя страна».

И ничего, что мы всего один раз были у океана, мы всё время чувствовали его присутствие, мы всё время стремились к нему, а это может важнее, чем неделю отлежать на пляже.

Ночевать мы поехали в  отель в городке Куриа (Curia). Район, где он находится, славится термальными источниками. Сюда приезжают утомленные солнцем португальцы, чтобы восстановиться после различных жизненных невзгод. Они пьют эту воду, лежат в ней, плавают. Мы тоже попытались уподобиться им. Но наши действия очень напоминали «кофе в постель» у одинокой женщины по утру: встала, сварила кофе, легла и выпила. Мы пришли, разделись, никого в СПА нет. А также нет света и воды.

Сауна холодная. Татьяна, замотавшись в полотенце, пошла бродить по отелю в поисках кого-то, кто мог бы всё это включить. Найдя подходящего мужчину, она стало предъявлять ему претензии. Он от всего отказывался,

клялся, что он не при чем. На шум появился португальский синьор, освободил Татьяниного заложника ( это оказался жилец отеля, который на свою беду проходил мимо), включил всё, что нам было нужно и гордо удалился. Вот тогда-то мы дорвались до водных процедур.

Ужин в этом отеле напоминал фильм из дворянской жизни: старое здание с истертыми полам(специально), огромный зал, круглые столы, накрахмаленные скатерти, хрусталь и фарфор, старинный рояль и услужливые официанты. После ликбеза Андрея, заказывая вино, мы изощрялись, как только могли. Только что не называли, с какого склона горы должен быть виноград, из которого делали вино.

После ужина мы сделали попытку найти источник и полечиться, ведь мы уже 3 дня в пути и место очень располагало к тому, чтобы выпить какой-нибудь воды и понимать, что вот и ты что-то сделал для своего организма, а не только эксплуатируешь его напропалую. Но …не судьба.

Вокруг была густая , темная, настоящая южная ночь. Когда мы сунулись в парк к источнику, навстречу вылетел рой светлячков и начал кружить вокруг нас. Стало немного страшно. Не сознаваясь в этом, мы хором объявили, что не очень-то и хотелось и стали искать, куда бы сбросить немного адреналина, который переполнял нас, рвался наружу, требовал выхода. Мы нашли в парке сцену летнего театра и начали танцевать, петь и кружиться. Замечу при этом, практически без алкоголя. Обнаружив в темноте бывший фонтан без воды, солидные дамы стали изображать пирамиды времен пионерских лагерей, скульптурные группы из античных и библейских героев

4 день. 30 апреля.  Выехали из Курии. Вдоль  обочины расположились продавцы всевозможных устройств для барбекю, в очень большом количестве. В одном месте мы проскочили памятник поросёночку. Всё это настораживало и складывалось в логическую картину: барбекю-поросёнок.

И вот тут Андрей показал всё, на что он был способен, описывая основное португальское блюдо этой местности.

Он, смачно причмокивал, рассказывая, как вначале эти поросята

выгуливаются в дубовых рощах, на свежих травах и экологически чистых ручьях. Затем как их маринуют во всяких приправах и в вине, ну и как потом их зажаривают с румяной хрустящей корочкой и с них капает янтарными каплями жирок. Короче, «специалитет». Это слово ещё не раз мы услышим за время поездки. За одно было рассказано про баранину в горшочке (Энсопадо де боррего), баранину в собственном соку (Колдерадо де боррего). Ну и конечно, как это всё нужно запивать охлажденным красным вином (Vino Monseras). Когда слюноотделение достигло апогея, Андрей предложил, «а давайте вместо Алькобасы вернёмся в эти края после Каимбры, да отведаем-ка поросёночка по-португальски». Дружное «да» было ему ответом, оно заглушило слабое «а как же святыни…»

В Каимбру мы въехали вдохновленные и обнадеженные.

Каимбра – старинный университетский город, расположенный на высоком берегу реки Мондегу. В нём каждый седьмой-студент.

Когда всё тот же Альфонсу Энрикеш решил перенести свою столицу из Гимарйнша в 1139 году, его выбор пал на Каимбру.

Два собора города – Се-Велья(Старый собор) и Се-Нова(Новый собор) стоят в тени университета.

В церкве Санта-Круж похоронены два первых португальских короля Альфонсу и его сын Саншу(видимо Сашок)

Лестница за собором Се-Велья ведёт к университету.

Вход к нему через Порта-Ферреа(Железные ворота). У ворот стояли очень симпатичные студенки в черных традиционных плащах-накидках.

 

 

 

Количество цветных лент на плаще указывают год обучения, цвет- специальность, а каждый сданный экзамен на подоле плаща отмечается надрезом. Ежегодно, в середине мая, устраивается праздник сжигания лент выпускниками.

Девчонки  у ворот продавали открытки, причем без определенной цены, кто сколько даст. Деньги собирались на какое-то мероприятие- акция.

На площади перед зданием университета статуя Жуана III, передавшего университету королевский дворец в 1537году.

Университет дал миру святого Антония Падуанского, поэта Луиса де Камоэнса, а также диктатора-Салазара. Последний, кстати, преподавал в Каимбре.

 

Внутренний дворик украшен азулежу и для нас, непривычных к этому, напоминает баню.

Лестница в бывший королевский дворец, а ныне университет. На пороге этого храма науки чувствуешь себя букашкой: по этим ступенька ходил

святой Антоний, а вот теперь мы сидим, а кое-кто даже лежит.

Памятник , думаю Альфонсу, уже подготовили к майскому сожжению лент, принарядили синей лентой. Вообще в Коимбре чувствуется дух молодежи и хотя  этот город очень старый (VIII век), он пронизан какой-то свободой форм и света.

Ну всё, с наукой и искусством покончено, едем заниматься чревоугодием! Наш путь в ресторан «Три Сосны»!

Эту шишку я нашла во дворе ресторана и подарила Татьяне Смирновой, у неё скоро день рождения.

Теперь всегда, глядя на неё, Татьяна будет видеть жареных поросят.

 

Сначала мы разминались вином, сырами и плюшками.

 

 

 

 

 

 

Когда терпеть уже стало невмоготу, вынесли коронное блюда,

вначале оно было целое, нерезаное и очень красивое. Кстати, как я потом узнала, самым деликатесом считается пятачок. Но нам этого никто не сказал (думаю съели сами, или Андрей получил в качестве бонуса — он куда-то пропадал)

Некоторые из нас требовали по поросёнку на каждого, в счет крупной жертвы, принесённой на алтарь Алькобасы

Но его порезали на кусочки и стали нас обносить, каждый мог взять сколько осилит. Вначале мы думали, что5-6 кусочков – вполне реально.

Но, вино лилось рекой и аппетит крепчал. Похвальное намерение – быть сдержанными и не пускаться в разгул – испарилось, когда поросёнок пошел по второму кругу. Мы оправдывали себя тем, что пробуем мы это блюдо в первый, а может и последний раз. И вообще, мы и приехали-то в Португалию, чтобы продегустировать всё, что будет возможно. А вино, где мы ещё попробуем такое вино. Нам же не надо завтра на работу и у нас нет с собой толстых ежедневников с записью о неотложных делах. Да мы же в о-о-отпуске!!! Короче. Мы остановились только тогда, когда стало понятно, что больше ни одного кусочка и ни одного глотка в желудок не войдет.

Ну разве что чашечка кофе и маленький десертик. И всё, всё, всё.

Погрузившись в автобус, все впали в приятное переваривание пищи.

Андрей пытался заинтересовать нас рассказом о пироженных Pastris de Belem. Наивный. Сейчас нас из летаргии могло вывести только извержение вулкана, торнадо, селевые потоки или распродажа элитной обуви по цене 10 евро за пару.

Тогда Андрей решил, что настал подходящий момент учить португальский язык, велел достать раздаточный материал со словами и велел повторять пройденный материал. Слово «лейтау»- молочный поросёнок- запомнилось. Ещё «вино верде» — зелёное вино, «Тинту» — красное и ещё «обригадо» — спасибо.

Надо сказать, что с португальским языком у нас были такие же отношения, как с Альфонсу VI, то есть – никаких. Поэтому мы всегда имели в сумочке листок Андрея с самыми необходимыми словами. Португальский язык завораживает какой-то неизвестной нам до сих пор мелодичностью, только вслушайтесь: «сэрвежа», «алмосу», «бакальау», «куанту ишту» и т.д. Да это можно слушать как музыку,бесконечно. Но на сегодня достаточно.

 

А день ещё не закончился. Впереди город Баталья с шедевром португальской готики Монастырем Санта Мария де Виктория.

Вот уже здесь перед монастырем, Андрей, обнаружив  сильный ветер и довольно низкую температуру , в своей любимой манере , вывел нас на площадь, продуваемую со всех сторон, и начал рассказывать.

Как Русь-матушка в стародавние времена отбивалась от Литвы, так и Португалия защищалась от кастильского королевства. Жуан I был первым избранным королём Португалии. От него с 1385 года пошла вторая правящая династия – Жуанина или Авишская (король по совместительству был магистром рыцарского ордена Авиш). Приняв полномочия правителя, Жуан I решил «урегулировать» кастильский вопрос. Для этого в его распоряжении было около семи тысяч войска. У кастильцев народу было втрое больше, да ещё и с пушками.
Конечно, перед боем (около с. Алжубаррота) Жуан I сильно нервничал, поскольку понимал неравенство сил. По тогдашнему обычаю он обратился к Богу и дал обет, что если, дескать, Португалия победит, то он, Жуан I построит монастырь.

Португальским войском командовал легендарный полководец Нуну Перейра. Он придумал в переднюю линию выставить латников, за ними – копейщиков, и в арьергарде – лучников с арбалетчиками. Когда испанское воинство бросилось в атаку, английские лучники открыли стрельбу, да такую сильную, что испанские кони, утыканные стрелами, падали замертво. Затем копейщики метнули свои копья, поразив немало неприятеля. Испанцы, не ожидая встретить подобный отпор, растерялись, и тогда латники Перейры бросились вперёд в решающем ударе. Завязалась битва – не на жизнь, а на смерть. Рекой лилась кровь христианская, но в результате всё кончилось хорошо: остатки испанцев бежали, а Португалия провозгласила победу.

 

В честь этой победы и во исполнение обета Жуан I распорядился неподалёку от места битвы заложить монастырь Санта-Мария-да-Витория. Монастырь строили полвека. Жуан I не дождался окончания стройки, но если бы дождался, то, вероятно, приятно бы удивился, потому что получился не монастырь, а монастырище – готическое чудо невероятных размеров.

 

 

В начале XVI века монастырь декорировали (украсили) затейливой резьбой, барельефами, скульптурами. В особенности это коснулось Королевского двора, что внутри монастыря.

 

А в конце того же века королевская Династия Авиш прервалась. Последний король этой династии Себаштиан Португальский зачем-то пошёл войной на… Африку! Есть сведения, что ему не давала покоя слава крестоносцев, и он захотел утвердить веру Христову в Марокко. Дело кончилось неважно: король пропал, а войско его погибло.

 

Вот и закончился ещё один день. Японцы говорят, «день прошел и к смерти стало ближе»,  а нам хотелось сказать «день прошел и впечатлений стало больше»

 

День 5-й. 1 мая.

Сегодня день международной солидарности. Мы в Лиссабоне.

Вчера, когда мы въезжали в город, нас встретил  Кришту-Рей (Cristo Rei)– огромная белая статуя Христа (высота его 28 м), которая взирает на Лиссабон с высокого противоположного берега Тежу.

За ее образец была взята более знаменитая статуя Христа в Рио-де-Жанейро и построили её  по инициативе Салазара на народные пожертвования. С вершины пьедестала высотой 82 метра, куда можно подняться на лифте открывается захватывающий вид на город ( так пишут в путеводителях, мы сами там не были).

 

Две ночи мы будем ночевать в центре города, рядом с Площадью Пласа Маркеш де Помбал. Она расположена в верхнем конце Avenida da Liberdade и известна также как «Ротунда». В центре ее стоит памятник Помбалу, открытый в 1934 году.

Маркиз Помбал, премьер-министр короля Жозе I, был подлинным героем восстановления города после землетрясения 1755 года. «Похороните мертвых и накормите живых» – таков был его первый приказ после катастрофы. Он восстановил порядок, а затем начал воплощать в жизнь прогрессивный план городского строительства. Он развил такую бурную и эффективную деятельность , что  обеспечило себе почти абсолютную политическую власть.

Лиссабон похож на другие европейские столицы, со своими Елисейскими полями – Авенида-да-Либердад и пешеходным Арбатом – Руа-Аугушта…  Подлинную неповторимость Лиссабону придают его два квартала, расположенные на холмах к востоку и к западу от Байши, – Алфама и Байрру-Алту. С обоих холмов открывается вид на португальскую столицу. И, наконец, даже самое короткое знакомство с Лиссабоном нельзя себе представить без посещения Белена, лежащего к западу от центра на берегу Тежу, и его прекрасных памятников архитектуры, которые стали олицетворением былой морской славы Португалии.

 

После землетрясения 1755 года маркиз Помбал на месте нижней части проспекта Авенида-да-Либердад (Avenida da Liberdade) и площади Праса-душ-Рештаурадореш (Praca dos Restauradores) «создал так называемый «Общественный променад» — Пассеу-Публику (Passeo Publico), который, вопреки своему названию, был доступен только для представителей высших классов. Но когда в 1821 году к власти пришли либералы, барьеры – в том числе и в виде ворот и стен – были сняты, и проспект с площадью стали действительно открыты для публики.

И теперь по променаду прогуливаются вот такие представители совсем не высшего класса

 

Проспект, или скорее бульвар Avenida da Liberdade, каким его можно видеть сегодня, был отстроен в 1879-1882 годах в стиле парижских Елисейских Полей. Для своего времени, размах был весьма впечатляющим – длина бульвара полтора километра, ширина – 100 метров.

Большая площадь Россиу (Rossio), носящая официальное название Pra » a de Dom Pedro IV (прошу обратить внимание , опять Педро) , была сердцем центра Лиссабона на протяжении шести веков. За свою историю она была и ареной для боя быков, плацем для военных парадов и местом публичных казней. Здание вокзала Россиу, построенного по проекту Жозе Луиша Монтейру в конце XIX века, представляет собой яркий пример неомануэлинского стиля (отличительная примета – две мавританские арки в виде подковы).
Праса ду Комерсиу (Pra » a do Comercio) – просторная площадь, на которой на протяжении 400 лет находилась резиденция португальских королей. Мануэл I переехал сюда из крепости Сан-Жорж в 1511 году. Однако его дворец, включая библиотеку, насчитывавшую 70 тысяч томов, был уничтожен землетрясением 1755 года. А восстановление города началось именно с Праса-ду-Комерсиу. Новый дворец представляет собой обширные здания с аркадами, которые охватывают площадь с трех сторон. Четвертой, южной стороной площадь выходит на реку Тежу. В центре — конная статуя короля Жозе I. 1 февраля 1908 года на площади были убиты король Карлуш и его сын Луиш Филипп.

 

Лиссабонский пригород, а сегодня часть португальской столицы, Белен (Belem) неразрывно связан с эпохой Великих географических открытий и вообще «золотым веком» страны. Здесь рождалась морская слава Португалии, здесь она и увековечивалась в камне. Причем в этой связи название «Белен» выглядит весьма символично – в переводе с португальского это «Вифлеем».»

Монумент Первооткрывателям (Monumento dos Descobrimentos — Avenida de Brasilia) – визитная карточка Лиссабона — был построен в 1960 году в ознаменование 500-летия смерти Генриха Мореплавателя. Выполненный в форме каравеллы, этот монумент 52-метровой высоты поставлен в память о выдающихся португальских мореходах и их покровителях-королях. На нем можно увидеть фигуры Генриха Мореплавателя, Васко да Гамы, открывателя Бразилии Педру Алвареш Кабрала, Фернана Магеллана, а также поэта Луиса Камоенса,  королей Мануэла I и Афонсу V.

На берегу маленькая часовня Генриха Мореплавателя, в которой молился Васко да Гама в ночь перед отплытием в Индию 8 июля 1497 года, и в которой его встречал король Мануэл I после славного возвращения в сентябре 1499-го. И неслучайно, что именно здесь, в Белене во время своего правления Салазар, пытаясь возродить былую славу, заложил площадь Праса-ду-Империу для выставки «Португальский мир» в 1940 году и площадь Праса Афонсу де Албукерке, посвященную вице-королю Индии Албукерке.

Монастырь Жеронимуш (Mosteiro dos Jeronimos). Полное его название – Моштейру-де-Санта-Мария – монастырь Святой Марии, но больше он известен как «Жеронимуш», ибо он принадлежал ордену иеронимитов. Это самый величественный и прекрасный памятник эры Великих географических открытий в Португалии.

Монастырский комплекс располагался когда-то на самом берегу Тежу. На этом месте стояла часовня Генриха Мореплавателя, где встречали из первого триумфального плавания в Индию Васко да Гаму. В благодарность за открытие морского пути вокруг Африки и за счет тех сокровищ, что привез из Индии Васко да Гама, Мануэл I в 1500 году и решил начать строительство монастыря (вот он –стиль мануэлино в чистом виде).

Замечательное убранство монастыря отражает вселенские воззрения его основателя и могущественные финансовые источники, которыми он обладал (Лиссабон в тот период по роскоши превзошел все остальные столицы Европы). XVI век в Португалии был неразрывно связан с открытиями и мессианской идеей Империи, которые вдохновили рождение уникального стиля, известного как мануэлино. Особенно характерны его декоративные резные элементы, поскольку они больше всего позволяют узнать об этом уникальном вкладе Португалии в искусство резьбы по камню.

На южном фасаде особо примечателен взметнувшийся ввысь на 32 метра портал работы Жуана де Каштилью со множеством превосходных резных деталей, которые изображают сцены из жизни Св. Иеронима и королевский герб. В центре – статуя Генриха Мореплавателя с мечом, а над ней» – фигура Богоматери. Весь портал кажется устремленным к небу, и на самом верху его венчает архангел Гавриила, ангел-хранитель Португалии.

 

Прямо пред Собором  зазывно прохаживалась вот эта дама, иначе её не назовёшь. Так и представляю как она гоняет по улицам Лиссабона с криками «Эх, прокачу!». Очень хотелось «эх, прокатиться», но этот всегдашний цейтнот групповых поездок не дает такой возможности.

Придется приехать ещё раз.

 

В Белене мы посетили кафе «Каза-душ-паштейш-де-Белен» (Casa dos Pasteis) на Largo — dos — Jeronimos . Оно открылось еще в 1837 году. Там готовят знаменитые «паштел де Белен» – открытые пирожные из слоеного теста с заварным кремом, присыпанным корицей. Ничего

более вкусного я не ела в жизни. Сначала мы поели в кафе, а потом прикупили ещё в магазинчике с собой. Эти пироженые, когда ешь, уже тогда начинается тоска по моменту, когда они закончатся.

 

 

Вокруг крепостного холма раскинулась Алфама – старейший квартал города. Трудно поверить, что когда-то этот район был самым престижным в Лиссабоне. При римлянах там находился центр города. Центром Лиссабона он служил и при арабах. Название «Алфама» происходит от арабского «аль-хама», что означает «теплый источник». Во времена мавританского владычества и появились тесные улочки, взбирающиеся, петляя, по склонам холма.

Признаки упадка стали проявляться еще в средние века, когда богатые жители стали покидать холм и переселяться западнее из-за боязни землетрясения, а в нем оставались в основном рыбаки и бедняки

. Большинство зданий Алфамы благодаря тому, что квартал построен на скальном грунте, пережило землетрясение 1755 года. И хотя домов мавританского периода не сохранилось, сама планировка квартала, поражающая средневековой путаницей улиц, переулков и проходов, выдержана вполне в восточном духе.

В крепости Сан-Жорж, господствующей над ним, до XVI века находилась королевская резиденция, где Васко да Гама с помпой отпраздновал успех своего путешествия в Индию. Вершина холма была идеальной точкой для создания укрепления, а сегодня служит превосходным местом для прогулок и осмотра Лиссабона.

Улицы Алфамы, извилистые и крутые, порой переходящие в лестницы, не позволяют проникнуть сюда современному транспорту. Здесь есть улочки, где раскинув руки, вы легко касаетесь «стен противоположно стоящих домов. На каждом углу женщины продают рыбу и овощи, то и дело попадаются лавчонки, пивные, закусочные и маленькие мастерские в подвалах.

Мирадоуру -де-Санта-Лусия. С этой террасы открывается один из лучших видов на черепичные крыши Алфамы, огромный купол церкви Санта-Энграсии и далее на реку Тежу.

 

А теперь пора проехаться по пригородам.

Первое, где нам надо обязательно побывать-это самая западная точка континентальной Европы – Кабо да  Рока .

«Здесь кончается земля и начинается море», — начертано на каменной стелле, на высоте 140 м выше среднего уровня моря. А в Свидетельстве, которое  можно было бы приобрести на память о своем пребывании на самом крайнем Западе, записано: «… здесь трепещет Дух Веры и Жажда Приключений, которые увлекли португальские каравеллы в путь на открытие миру новых земель».

 

 

Грамоту о нашем присутствии на мысе Рока мы не получили (1 мая, праздник) но жажда приключений нас продолжала увлекать на открытие новых земель.

Здесь ощущаешь себя на краю земли, кажется вот и вся суша закончилась, а дальше только бескрайний океан. Здесь всегда дуют сильнейшие ветры и это только добавляет адреналина.

 

Едем дальше по побережью.

Что можно сказать об окружающем нас мире. Избалованная любовью небес и лаской морей благословенная земля! Ярко голубое небо, которое у нас показывает своё лицо лишь несколько дней в году, пьянит.

 

Город Синтра (Sintra) расположен к северо-западу от Лиссабона. Долгое время он был любимым местом отдыха королевской семьи Португалии и английской знати, от него был без ума Лорд Байрон. И как мы увидели – не зря. Он привлекателен и сегодня, своими романтическими садами и немного обветшавшим шиком.

Байрон не просто побывал здесь в 1809 году, но и назвал город «новым раем», «где нет красотам меры и числа…» О пребывании Байрона в Синтре напоминает гостиница «Лoренс».

 

В ней он, говорят, останавливался и даже писал отдельные строчки «Чайльд-Гарольда». Рядом — ступени, ведущие вниз, в старую часть города. Сегодня они так и зовутся «Escadinhas Lord Byron» — «Лесенка Лорда Байрона»

«Лоренс» упоминается и в дневниках Ханса Кристиана Андерсена, гостившего в Синтре у своих португальских друзей летом 1866 года. В «Лоренсе» в конце прошлого века творил и классик португальской литературы Эса де Кейрош, увековечив имя тогдашней хозяйки отеля Джейн Лоренс в своих произведениях. В 1999 году гостиница вновь открыла свои двери для постояльцев после длительной и дорогой реставрации. Она считается самой старинной гостиницей на Пиренейском полуострове и одной из самых старинных в мире: «Лоренс» существует с 1780 года.

В городе есть на что посмотреть — начиная от исторических руин до Национального дворца в Синтре и Национального дворца в Пене.

Синтра – жемчужина Португалии. Этот город объявлен ЮНЕСКО достоянием человечества. На фоне романтических ландшафтов, экзотических парков, вековых лесов на вершинах холмов застыли замки, дворцы, монастыри, поражающие любое самое искушенное воображение. В Синтре мы ,

как всегда, под влиянием Андрея продолжили дегустацию португальских специалитетов, на этот раз рыбных. В Португалии как раз в эти дни проходил фестиваль сардин.

Что можно сказать об этом точно – так то, что это не корюшка. Суховатая, горьковатая, костлявая. В общем «что за гадость эта ваша заливная рыба». Рыба – это не португальская фишка. Мы потом ещё пробовали их хвалёное « бакальау». Этим можно гордиться, когда уже больше совсем нечем. В общем, есть у вас ребята портвейн,  вина всякие, вплоть до зелёных, в этом вы молодцы. А еда…Хотя поросёночек был классный!

Кстати, если спросить Джулию о вкусе рыбы, то, как видно на предыдущем фото, ей всё понравилось. Она и не заметила, рыба это была или мясо. А скорее всего, для неё это был десерт.

Кстати, о десертах. В Синтре мы попробовали ещё один «специалитет», пироженое «кестжада». Так вот этим, португальцы, можете тоже гордиться. Оно мне до сих пор является в снах.

 

Одним из самых любопытных мест Синтры является Кинта-да-Регалейра (QUINTA DA REGALEIRA ). Эта великолепная, романтическая и полная загадок усадьба ведет свою историю с конца XVII века.

Но теперешний вид она стала приобретать лишь в самом конце XIX века, когда ее владельцем стал Антониу Аугушту Карвалью Монтейру. Наследник колоссального семейного состояния, умноженного в Бразилии благодаря монополии на торговлю кофе и драгоценными камнями, он получил диплом юриста в университете Коимбры и был, вне сомнения, человеком культурным и очень образованным: его библиотека считалась одной из лучших в Португалии. И приобретя усадьбу, он решил создать некий дворец философии, а парк задумывался как Эдем, райский сад.

Прекрасный дворец окружен не менее роскошным парком, который террасами спускается по склону холма.

В парке есть часовня, небольшая башня, озера, пещеры с потайными ходами и колодцем с винтовой каменной лестницей, который использовался для обряда посвящения

 

Все это было сооружено в соответствии с масонскими взглядами и эзотерическими теориями, которые исповедовал Карвалью Монтейру.

Пройдя все круги ада и немного рая, мы не могли не оставить свой след (хотя и не совсем масонский) на этом масонском кусочке земли.

 

02 мая. День шестой.

И вот настал последний день в Португалии. Страна , с которой мы уже сжились и подружились,где мы уже легко говорим «обригадо» и «бон диа», эта страна прощается сегодня с нами и кто знает, встретимся мы с ней ещё когда-нибудь.

Путь наш сегодня лежит в Севилью (Испания), но не сразу, а через португальский город Эвора.

Ехать нам до него часа 3, поэтому хочу рассказать , как мы путешествуем.

Если путь долгий, то можно немного поспать, благо места много. В хвосте автобуса всё время кипит какая-то жизнь, там всё-время что-то громко обсуждают, громко разливают, примеряют и пр.

А впереди жизнь кипела высокоинтеллектуальная и высокохудожественная.

Писали стихи и песни,  потом их исполняли.

(Слова Елены Пышкиной)

Африка, конечно очень далеко,
В Африку добраться было не легко.
Но когда нас путешествия зовут,
Можем оказаться быстро — тут как тут.

Нас Андрей по Португалии возил,
Специалитетами нас поразил.
В лучшие места со вкусом нас отвёз,
Всю историю 5 раз нам преподнёс.

Нам Карим Марокко классно показал,
Из Корана очень много рассказал.
Мы уже почти что приняли ислам,
Но пора нам возвращаться по домам.

Будем помнить мы прекрасное Фаду,
И медины, и пирожные в меду.
Будем долго мы поездку вспоминать,
И опять о путешествиях мечтать.

Задавали Андрею вопросы, а он на них отвечал. У водителя всегда  можно было прикупить бутылочку воды (2 евро), ну, и естественно у нас всегда было…Поэтому у нас всегда  хорошее настроение, усталости не ощущается и организм требует всё новых и новых впечатлений.

А теперь прощальный португальский визит. Город Эвора (EVORA) расположен примерно в 150 километрах к юго-востоку от Лиссабона на невысоком холме среди равнин Алентежу. Это один из самых интересных и насыщенных историко-архитектурными памятниками городов Португалии. В  XIV веке здесь сложилась местная разновидность ренессанса.

В Эворе более 20 церквей и монастырей

Неслучайно его старая часть внесена ЮНЕСКО в список Всемирного наследия. Этот оживленный город – самый большой и красивый в Алентежу – был важным центром у римлян, мавров, а затем популярной резиденцией португальских королей. Несколько королей выбирало Эвору в качестве места собрания кортесов, что обогащало город появлением дворцов и памятников.

Множество кафе, ресторанов и магазинов расположилось на главной площади под старыми аркадами, напоминающими о мавританском влиянии.

По улице Rua 5 de Outubro расположены  магазины, которые предлагают местные ремесленные изделия – от расписных стульев до резной пробки. Мы конечно всё примеряли, трогали и недоумевали, как можно из пробки делать зонтики, сумки, портфели. шляпы… Некоторые не просто примеряли, а просто покупали эти необычные изделия, чтобы потом, в далёком Питере, сладострастно вдыхать запах Португалии и вспоминать этот необычный город Эвора.

Здесь есть интересный кафедральный собор – Се. Похожий на крепость, гранитный собор начали строить еще в 1186 году, освятили в 1204, а завершили лишь в 1250 году. Поэтому в его архитектуре романский стиль смешался с готикой. Это один из лучших средневековых соборов Португалии и самый большой среди них..

 

В соборе – старейший в Португалии действующий орган (XVI в.). Выйдя из собора и свернув направо, можно попасть на площадь Largo do Conde de Vila Flor, где расположен римский храм – самое известное сооружение в городе

Стоящий на высоком стилобате храм с 14 хорошо сохранившимися коринфскими гранитными колоннами был сооружен во II-III веках нашей эры и, как считают, посвящен богине Диане. Это единственный римский храм в Португалии. Несмотря на это в течение веков его использовали как театр, оружейный склад, даже как скотобойню. Но в 1870 году античная постройка была спасена: ее расчистили, и она стала доступна для обозрения.

Городской парк был разбит на месте грандиозного дворца Паласиу-де-Дон-Мануэл (другое название Пасу-Реал-де-Сан-Франсишку), построенного для Афонсу V (1438-1481 гг.). Его использовали и последующие короли, проводя в них пышные приемы. Именно здесь король Мануэл I назначил Васко да Гама командующим Индийским флотом.

Сегодня по этому парку , как куры где-нибудь в ивановской области, разгуливают павлины. Орут дурными голосами и совершенно не боятся людей.

Просто какое-то «Белое солнце пустыни».

Вот такой в нашей памяти Португалия и останется: смесь мавров, римлян, павлинов, фадо, портвейна и очень радушных, добрых людей!

Как мы перешли границу и была ли она, никто не помнит. Только очнулись…  уже в Испании.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Обновлено: 11.06.2019 — 22:48

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *