ДЕГУСТАЦИЯ ЯПОНИИ

Дегустация Японии

25 октября – 7 ноября 2018г.

Как только дочка сообщила мне, что я могу поехать в Японию, а было это в декабре 2017г, начался подготовительный мандраж. Первое, что я сделала – нарисовала вот такой плакат и повесила на видном месте. Теперь я каждую минуту помнила, что «я еду в ЯПОНИЮ».  Мечта моей уже довольно длинной жизни исполняется

Затем были покупка билетов, бронирование отелей, выбор маршрута, изучение планирумых мест посещения. Все как всегда, но… казалось, что еду в другой мир и все будет по другому.

Поэтому и путевые заметки тоже буду писать по другому. Я не буду перечислять, как летели, как жили, куда ходили. Хочу написать, что я поняла про Японию, что это за другой мир, чем они отличаются от нас и почему они такие. Что ими движет, а что тормозит.

 

ЧАСТЬ 1. ЭСТЕТИЧЕСКОЕ ОБЪЯСНЕНИЕ ЯПОНИИ

Оказавшись в Японии хочется во всем видеть «японскую Японию». Традиционную, самобытную, экзотическую.

Расскажу, что сразу бросается в глаза. Это какая-то гипнотическая учтивость: при встрече знакомых или клиентов, например в отеле, отвешиваются церемоннейшие поклоны, как в исторических фильмах. Увидев знакомого, японец замирает на месте, затем сгибается в пояснице, так что ладони его вытянутых рук скользят вниз по коленям и , застыв в таком положении, поднимает только глаза вверх. Выпрямляться первым не вежливо. Но эта учтивость распространяется только на знакомых. В остальном они такие же ,как мы. В толпе толкаются, не обращая внимание на свою учтивость.

При входе в вагон электрички все стоят в затылок друг за другом, никто не отталкивает другого. У японцев считается не вежливым вторгаться в личное пространство другого, т.е. приближаться вплотную к человеку. Поэтому в час ПИК специальные люди помогают пассажирам набиться в вагон , они как бы берут на себя ответственность за это вторжение в «личное пространство».

Для приехавшего в Японию туриста все эти особенности бросаются в глаза, но докопаться до их корней не представляется возможным.

В   плане духовной культуры японцам присущь консерватизм , а не подражательность. Именно такая «японская Япония» присутствует везде и во всем, влияние прошлого сказывается и доныне.

 

Мерами красоты у японцев служат четыре понятия. Три из которых (саби, ваби и сибуй) пришли из древней религии синто, а четвертое (юген) – из буддийской философии

Слово «саби». Красота и естественность для японцев тождественны. Считается, что время может усилить сущность вещей. Поэтому японцы видят особое очарование в следах возраста. Их привлекает потемневший цвет старого дерева , замшелый камень в саду или даже обтрепанность – следы многих рук, прикасавшихся к краю картины. Вот эти «саби», что буквально означает следы давности, именуются словом «ржавчина».

 

«Ваби» — это мост между искусством и повседневной жизнью.

Ваби- это отсутствие чего-либо вычурного, броского, нарочитого, то есть, в представлении японцев, вульгарного. Ваби – это красота простоты. Воспитав в себе умение довольствоваться малым, японцы находят и ценят прекрасное во всем, что окружает их в обыденной жизни, в каждом предмете повседневного быта.  Со временем эти два понятия ВАБИ и САБИ слились в одно слово СИБУЙ. Это то, что человек с хорошим вкусом назовет красивым.

СИбуй означает окончательный приговор в оценке красоты. На протяжении столетий японцы развили в себе способность распознавать и воссоздавать качества, определяемые  словом «сибуй», почти инстинктивно. Это красота естественности плюс красота простоты. При минимальной обработке материала – максимальная практичность изделия. Сочетание этих двух качеств японцы считают идеалом

Тайна искусства для японца состоит в том, чтобы вслушиваться в несказанное, любоваться невидимым. И это четвертый критерий представления о красоте. Он именуется «югэн» и воплощает мастерство намека или подтекста, прелесть недоговоренности.

Югэн, — это та красота, которая лежит в глубине вещей, не стремясь на поверхность. Ее может не заметить человек , лишенный вкуса или душевного покоя. На том же основании японское искусство отрицает симметрию. Ассиметричное использование пространства исключает парность. А какое-то дублирование элементов японская эстетика считает грехом. Посуда на японском столе не имеет ничего общего с тем, что мы называем сервизом. Японцу кажется безвкусицей видеть один и тот же рисунок на тарелках, чашках, на кофейнике.

Таков жанр сумиэ- проступающие сквозь туман картины, сделанные черной тушью на мокрой бумаге, живопись намеков и недомолвок.

 

Таковы хайку – стихотворения из единственной фразы, из одного поэтического образа.

Торговец веерами

Принес вязанку ветра –

Ну и жара!   

 

Или

 

Гляжу – опавший лист

Опять взлетел на ветку:

 То бабочка была

 Таков театр НОО, где все пьесы играют на фоне одной и той же декорации в виде одинокой сосны и где каждое движение актера строго определено.

Наивысшим понятие югэн можно считать Сад камней. Он выражает ассиметричную гармонию мира, его вечность в его бесконечной изменчивости.

Способность ценить, понимать и наслаждаться красотой японцы вырабатывали веками. Эстетическое воспитание в Японских школах поставлено шире и основательнее, чем в других странах мира. В хорошую погоду директор школы может отменить занятие, чтобы дети все вместе отправились на природу рисовать или постигать красоту окружающего мира.

 

В японском жилище всегда есть как бы алтарь красоты. Это-  токонома, то есть ниша, возле которой всегда сажают почетного гостя или главу семейства. Эту нишу украшают свитком с каллиграфически написанным изречением, чаще всего стихотворным.

Это ниша у нас в номере в рекане(национальное жилье) в Киото

А это я уже соорудила у себя дома.

Надо же перенимать у страны восходящего солнца лучшее.

В быту японцев прочно укоренился обычай коллективно любоваться поэтическими явлениями природы. Зимой – свежевыпавшим снегом, весной – цветением сливы, вишни и азалий, осенью – багряной листвой горных кленов и полной луной.

Казалось бы любоваться надо в одиночестве, в тишине.  Японцы это делают толпами, автобусами, с едой и сакэ, с шумными играми и песнями.

В таких праздниках участвуют не какие-то единицы эстетов, а сотни и тысячи людей. Это как бы повод приблизиться к природе, приникнуть душой к ее красоте. Они сообща развивают в себе художественный вкус.

Ну и наконец, большое место занимает в эстетическом развитии японцев каллиграфия. Считалось, что лишь морально совершенный человек мог, по тогдашним представлениям, стать мастером каллиграфии. И наоборот, всякий, кто овладел искусством каллиграфии, считался человеком высоких душевных качеств. Человек, изображая иероглиф, не пишет его, а рисует кистью, по существу, он становится живописцем.

Последнее фото – иероглифы, нарисованные мне в альбомчик монахом в буддистском храме. Есть у японцев такое развлечение, коллекционирование надписей, сделанных монахами различных храмов. Я это не сразу поняла: купила альбом, «объяснила, что хочу иероглифов», он сказал «файф минетс» и я пошла осматривать храм. Про задание монаху забыла думать.На обратном пути обнаружила, что монах меня ждет, радостно помахивая вот этой надписью в моем альбомчике. А дальше надо было ходить по храмам и собирать вот такие автографы.

Но это уже в следующий приезд.

А теперь о слове, знакомом нам с детства «икебана».  Значение профессии мастеров по компоновке цветов можно понять по тому, что они самые высокооплачиваемые люди среди лиц свободных профессий. По доходам они опережают даже звезд экрана, прославленных игроков бейсбола, известных писателей и художников. Основоположником современного нового направления в искусстве икебаны является Тосигахара, основатель школы Согэцу (Травы и Луны). У него насчитывается около миллиона последователей. В центре Токио находится здание штаб-квартиры школы Согэцу. Сюда отсылают треть своей оплаты за обучение в школе икебаны японки со всей Японии самому Тэсигахаре.

Икебана – это вид искусства, созданный нацией, которая веками воспитывала в себе умение обращаться к природе, как сокровищнице прекрасного. Слово икебана имеет на Западе много вариантов перевода. Ближе всего – «помочь цветам проявить себя»

Если говорить об особенностях японской культуры, нельзя не вспомнить чайную церемонию.

Чайная церемония – это ключ к познанию национальной психологии. В представлении японцев, человек, который «умеет жить», видит радости жизни там, где другие проходят мимо них. Чайная церемония учит находить прекрасное в обыденном. Это соединение искусства с буднями жизни. Строго определенными движениями, их красотой и размеренностью чайная церемония создает покой в душе. Комната для чайной церемонии оформляется с изысканной простотой, воплощающей в себе понятие о прекрасном. Причем эта простота может очень дорого обойтись хозяину. Какое-нибудь бревно для украшения может быть сделано из очень дорогой редкой породы дерева и еще иметь особую цену из-за своих художественных достоинств.

В Японии нет деления на чистое и прикладное искусство. Японцы привыкли сочетать прекрасное с целесообразным. На западе существует выражение, что японская культура – это цивилизация пустяков. В японском языке есть термин «массе буммей» — «цивилизация сосновой иглы» (умение наслаждаться красотой сосновой хвоинки, вместо того, чтобы попытаться увидеть весь лес)

Японцы говорят, что иностранцы предпочитают прекрасное в огромных порциях. Красоты одной капли росы им не  достаточно. Им нужны галереи картин, дворцы, уставленные скульптурами. Японцы же предпочитают красоту как часть повседневной жизни. Чайная церемония, мастерство икебаны, коллиграфия, стихосложение, любование природой – все это у них объединяется словом «фурю». Что можно перевести как «изящные досуги».

Выражение «о вкусах не спорят» в Японии имеет совсем другой смысл нежели у нас. В Японии нет смысла спорить о вкусах не потому, что у каждого человека может быть свой вкус, а потому, что хороший вкус стал неписанным законом. Японцы , развивая в себе чувство прекрасного, четко предопределили его рамки. Поскольку вкус в Японии находится в общественном пользовании, он никогда не носит на себе личного клейма. Образцы красоты обретают силу закона.

В Японии издавна стремились распространить свое представление о красоте на область человеческих взаимоотношений. Выражение «некрасивый поступок» обрело в Японии свой первоначальный

смысл.

см. часть 2

 

 

 

 

 

 

 

Обновлено: 07.01.2020 — 18:34

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Маргарита

    Очень интересно! Как то на выставке я рисовала бамбук чернилами, так захватывающе! Кстати, есть вопрос. Чайная церемония у них длительная, а для нас сидеть на коленках утомительно. Есть другие позы или они разминают ноги?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *